Москва Издательство "Республика" - страница 26

Москва Издательство "Республика" - страница 26

(раса), также индивидуальную для каждого ладо-интонационного образования. Выросшая из те-оретич. основ древней музыкальной системы, Р. появилась уже в первые века н. э. Процесс развития был столь интенсивен, что прибл. к V—VII вв можно считать завершившимся крупный начальный этап формирования института Р.. поднявший музыкальную мысль на качественно новую высоту, а к XIII в. Р. уже практич. получила развернутое те-оретич. освещение. В Р. проявляется тесная связь с понятием индийской эмоционально-звуковой символики. Поэтом} и время исполнения музыкальных композиций, создаваемых на основе той или иной Р, должно совпадать с предписываемым ей временем. Сущест вует немало легенд, повеству ющих о том, что если та или иная Р. имеет отношение к дождю, огню, урагану и т. д..



  • то истинно талантливое исполнение может вызвать в действительности подобные природные явления. Многие Р. обладают образной характеристикой, связанной с конкретными богами или мифич. героями. Напр., Р. Дэвгири и Биндрабани Саранг посвящены Кришне; Ананд Бхайрав ассоциируется с Вишну; в честь Шивы чаще всего слагаются музыкально-поэтич. композиции, основанные на Р. Дешкар, Мегх Ранджини, Шив-мат Бхайрав; богине Парвати, супруге Шивы, и их божеств, любви посвящены Р. Гаури и Чхая и т. д. Известен также целый набор Р., традиционно используемый для "Рамаяны ": напр., для характеристики образа Рамы используется Р. Шу-кул Билаваль, а раса Р. Рамкали очень тонко передает целомудренный образ биты (полагают, что эта Р. появилась еще в III в. н. э.). Р. Ланка Дахан Саранг не только посвящена Хану ману, но и создана и получила название по конкретному событию, описанному в конце "Рамаяны": Хануман обращается к Всевышнему с просьбой о сверхсиле для спасения Ситы. Посвящение отдельных Р. богам или эпич. героям вовсе не означает, что они должны звучать только в их честь и отражать чувство бхакти. Они несут их символ и связанные с ними эмоции. Поэтому, напр., образ нежной невинной девушки лучше всего будет передан в музыкальной композиции рагой Рамкали

    РАДЖА — см. Царь.

    РАДЖА-Й6ГА (' царственная" йога) — более позднее ср.-век. название "восьмичлен-ной" йоги Патанджали и традиции иога-даршаны. Цель ее

    — достижение мокши путем пробуждения кундалини, но методы хатха-йоги и очищение тонкого и физического тела используются ограниченно, асаны применяются лишь те, к-рые служат прямому положению позвоночника; праная-мы используются не все. Термин "Р.-й." подразумевает либо высшую ступень после подготовки в хатха-йоге, либо отличие этого пути от сверхрациональной интуиции в джняна-йоге и эмоциональных методов бхакти-йош.

    А. Парибок


    РАДЖАС (букв, пыл, страсть)

    — одна из трех гун санк-хьи, ответственная за энергию, проявление активности, стремления, неравновесности, страдания, разогрева и пр. (см. Гуны).

    А. Парибок


    РАДЖАСУЯ (рождение царя)

    РАДЖНЙШ (1931—1989) — популярный на Западе неоиндуистский наставник, снискавший скандальную известность проповедью "раскрепощения" от цивилизации и традиций. Род. в джайнской семье, преподавал философию в инд. вузах, с конца 60-х гг. полностью отдался пропаганде собственного пути к просветлению через разработанную им "динамическую медитацию" и очищению сознания от культурно обусловленных стереотипов. В 1974—1981 возглавляет основанный им в г. Пуне ашрам, в 1981 перебирается в США, где также основывает ашрам (Раджнишпурам, штат Орегон) и активно продолжает наставническую деятельность. В 1985 был выслан из США под давлением общественности и вернулся в Индию. Р. принадлежит огромное число книг, преимущественно — записи его лекций и бесед с последователями. Осн. содержание — анализ мистич. течений религий мира и доказательство их идентичности установкам самого Р. По внешним признакам система Р. выглядит полным отходом от индуизма. Однако в ней сохраняются выраженные европеизированным языком кардинальные принципы веданты

    (безличность Абсолюта и его тождество с индивидуальным сознанием, свобода просветленного от этических и соц. принципов эмпирического мира, категория "санньяса " — отречение от мира и др.) и в особенности инд. тантризма. Как и у тантриков "левой руки", просветление в системе Р. достигается через эротику, искусственно вызываемые экстатические состояния, отказ от обществ, табу и пр. Большое влияние на Р. оказали также взгляды Д. Кришнамурти. В России имеются приверженцы Р., издавались его книги. А. Ткачева

    РАДХА (Радхика) — 1) Возлю бленная Кришны-Гопала, герои ня мифич. сказаний о его жизни среди пастухов во Вриндавапе Иногда рассматривается как воплощение Лакшми. В ранней инд. поэзии (антология Халъ "Гахасаттасаи"), в пуранах (в т ч. в "Вишну-щршё" и "Бхагава-та-пуране") это имя встречается редко, и обозначаемый им об раз пастушки расплывчат и не выделяется среди других гопи В тамильской поэзии ("Повеет i о браслете", гимны альваров1 подругой Кришны-Мялл явля ется Наппиней, его двоюродная сестра. В санскр. антологиях X—XII вв. и поэме "Гитаговинда" связь Кришны с Радхой закрепляется, но серьезное культовое значение она приобретает, будучи философски осмысленной Нимбаркой и Валла-бхачарьей и воспетой кришнаитскими поэтами средневековья (Мира Баи, Чондидаш, Сур-дас и др.), Для к-рых Р. была символом человеческой души, устремленной к богу. Колоссальное значение культ Кришны и Радхи приобрел в экстатическом бхакти Чайтанъи. 2) Приемная мать Карны, воспитавшая его, рожденного от Кунти до ее брака с Панду.


    С. Невелева


    ,

    А. Дубянский


    РАДХАВАЛЛАБХА (возлюбленные Радхи) — название кришнаитской секты, основанной в Брадже проповедником и поэтом Хариваншем (Хит Хари-ванш Госвами, 1502—1552). Идеология секты состояла в обожествлении Радхи, в толковании Кришны как подчиненного ей возлюбленного и в воспевании их любовного единения.

    А. Дубянский


    РАДХАКРИШНАН Сарвепал-

    ли (1908—1975) — выдающийся инд. мыслитель, ученый, видный государствен, и общественный деятель. Получил филос. образование, защитил диссертацию по теме "Этика веданты". В 1949—1952 Р. был послом Индии в СССР. В 1957 избран председателем Раджья сабха (верхняя палата инд. парламента) и вице-президентом страны. В 1962—1967 Р. — президент Индии. Р. — автор большого числа книг по философии, религии и культуре, а также комментированных переводов классической инд. религ. лит-ры. Наибольшей известностью пользуются: "Индийская философия" (т. 1, 1923; т. 2, 1927), "Индуистское мировоззрение" (1932), "Идеалистическое мировоззрение" (1932), "Восточные религии и западная мысль" (1939). Филос. воззрения Р. находятся в русле неове-дантизма. Наиболее выдающимся мыслителем он считал Шанкару, а самой совершенной филос. системой — адвайта-ве-данту, квалифицируемую им как "абсолютный идеализм". Конечной реальностью Р. полагал безличный Брахман, но вместе с тем не отрицал и идеи личного бога как "космического божества", "мирового гения", выражающей человечески-ограниченное представление о трансцендентной реальности. Как и др. неоведантисты, Р. отказался от классич. адвай-тистской доктрины об иллюзорности мира, толкуя майю как обусловленность, преходящ-ность эмпирического бытия в отличие от необусловленности и вечности надкосмической духовной реальности. Своеобразным аспектом в интерпретации майи Р. — понимание ее как вечной тайны бытия, побуждающей человека к духовному поиску. Познание конечной истины, по Р., происходит через мистич. озарение, к-рое он называл "интегральным опытом". Вместе с тем, в отличие от классич. веданты, он высоко ценил и рациональное знание, в часта, философию, видя в единении последней и религии залог духовного прогресса человечества. По его мнению, исто-рич. религии с помощью философии должны освободиться от догматизма, фанатизма и устаревших положений и трансформироваться в "универсальную веру" мистич. богопостижения. Каждая из религий сможет привнести в "универсальную веру" то ценное, что было ею выработано. Во мн. трудах Р. обращается к одной из осн. проблем неоведантизма — взаимоотношениям и диалогу инд. и европ. духовной культуры. Признавая достижения последней, Р., однако, считал, что инд. мудрость достигла больших высот и должна быть осмыслена и усвоена всем человечеством. Восхваляя индуизм как гибкую и терпимую систему взглядов, способную к ассимиляции лучшего из др. религий, Р. критически относился ко мн. его установлениям (кастовой системе, засилью обрядности), полагая их исторически отжившими и мешающими духовному расцвету нации. В контексте обвинений в отсутствии четких этич. принципов, традиционно выдвигающихся против индуизма зап. критиками, Р. мн. внимания уделял доказательствам обратного, утверждая, в части., что идеи дхармы как единства религ. совершенствования и нравственности имеет в индуизме абсолютный характер, хотя реально-историч. содержание принципов нравственного поведения может меняться и, соответственно, — относительно. Идеи Р., ставшего уже при жизни классиком инд. философии, оказывают большое влияние на мн. совр. религ. и светских мыслителей этой страны. Знакомство с его творчеством, как правило, включается в программы инд. вузов гуманитарного профиля. А. Ткачева

    РАКША (букв, защита, охрана) — 1) Амулет, талисман, обычно в виде браслета той или иной формы (иногда просто заговоренная нить, повязанная вокруг запястья), долженствующий защищать человека от несчастья. Важное и распространенное магич. средство в культовом обиходе индуистов. В нек-рых обрядах повязывание Р. используется как средство, символизирующее мистич. связь между людьми и дарующее особую магич. защиту (напр., брату от сестры в известном ритуале "ракша-бан-дхан", или повязывание Р.). Лучшим моментом для манипуляций с Р. считается полнолуние месяца шраван. 2) Свящ. пепел коровьего навоза, тоже употребляемый в кач-ве магич. защитного средства. См. Бхас-ман.

    Н. Краснодембская


    РАКШАСЫ — один из трех осн. классов демонов (см. Асуры и Пишачи). Упоминаются уже в "Ригведе" как обитатели лесов, нападающие на ариев, и впоследствии изображаются как демонич. враги брахма-нистской религии, осквернители обрядов, особенно преследующие брахманов, людоеды, бродящие по ночам, колдуны и оборотни, принимающие любой облик, способные вселяться в людей и лишать их

    12 Заказ №1128

    4

    рассудка. В др.-инд. лит-ре в образах Р. отразились черты аборигенов, с племенами к-рых арии вели борьбу во время продвижения на восток и юг Индии. В эпосе Р. обретают черты цивилизованного народа, столица их помещается на острове Ланка, во главе со своим царем Раваной они ведут войны со всем миром, побеждая даже богов; Р. побеждает только Рама. Р. считаются обычно потомками Пула-стьи, сына Брахмы, ассоциируются с якшами, иногда выступают в положительной роли (брат Раваны Вибхишана, сын Бхимы Гхатоткача).

    В. Эрман


    РАМА — см. Рамаяна.

    РАМАЙЗМ — одно из направлений вишнуизма, имеющее в своей основе почитание 7-й аватары Вишну — тероя-царя Рамы, сошедшего на землю ради уничтожения зла, персонифицированного в образе царя ракшасов Раваны. Тождество Рамы и Вишну утверждается в эпосе и в пуранах. Герой и богочеловек Рама расценивался приверженцами рамаиз-ма как высшее проявление божественности, а отношения Рамы и Ситы — как пример высшей божеств, любви. Как


    религ. направление Р. получил воплощение в разл. общинах и сектах, возглавляемых на-ставниками-гу/?у. Первым ра-маистским гуру был Рамананда (XV в.), в прошлом — последователь Рамануджи. Основанная им секта отличалась широкой веротерпимостью. Одним из ярких представителей Р. был поэт Тулсидас, автор поэмы "Рамачаритаманаса" (XVI в.). Созданная им утопия — "царство Рамы" сочетает идеалы бхакти с идеалами государств, устройства. Один из самых значит, храмовых праздничных ритуалов рамаитов является день рождения Рамы — Рама-навами, отмечаемый в 9-й день светлой половины месяца чайт-ра (март — апр.). В ежедневных богослужениях центральное значение имеет постоянное повторение имен бога (джа-па), что приравнивается к пуд-же, и медитация. Наиб, ревностные почитатели Рамы покрывают все тело татуировкой, нанося на кожу имя Рамы или Рамы и Ситы. С культом Рамы связано почитание Ханумана — обезьяньего полководца, почитателя и друга Рамы. Иногда в пунджу Раме входят жесты, имитирующие обезьяну и воспроизводящие образ Ханумана.

    М. Альбедиль


    РАМАКРИШНА (Гададхар Чаттопадхьяя) (1836—1886) — выдающийся религ. мыслитель и проповедник. Род. в семье обедневшего бенгальского брахмана в деревне Камарпу-кур, недалеко от Калькутты. Уже в детские годы выделялся среди сверстников способностью к религиозно-экстатич. трансам. Благодаря постоянному общению с проходившими через деревню паломниками, познакомился "с голоса" с литературными и филос. традициями Индии. Рассказы бродячих аскетов о хождениях по святым местам, о видениях и чудесах, легенды и мифы индуизма причудливо переплетались в сознании мальчика и распаляли его воображение. Чрезвычайно чуткий, пытливый и вдумчивый, он рано начинает проявлять духовную самостоятельность. Так, однажды во время церемонии инициации, несмотря на протесты жрецов и родственников, он принял пищу из рук ритуально "нечистой" жен-щшоА-шудры. В 19 лет Р. стал жрецом нового храма богини Кали в Дакпшнешваре, маленькой деревне на берегу Ганги в 4 милях от Калькутты. Верующих привлекали в нем глубокая искренность, увлеченность в произнесении мантр. Но мало-помалу он начал пренебрегать своими формальными обязанностями — то уходил в мрачный лес около храма (бывшее кладбище) и всю ночь молился там, призывая Кали, то плакал в храме перед статуей богини, как ребенок, оторванный от матери. Юродивый, блаженный, он одновременно и подкупал детской чистотой своей веры, и отталкивал странностями своего поведения. Воспламененный желанием лицезреть богиню, Р. почти перестал есть, лишился сна, утратил интерес к окружающему. Он был близок к самоубийству, когда в состоянии острого психич. возбуждения "увидел" Кали и впал в глубокий транс. Трансы Р., еще требующие научного объяснения, сопровождали его всю жизнь и производили огромное впечатление на всех общавшихся с ним. По многу раз в день он полностью отключался от внешнего мира, при этом члены его застывали, глаза становились неподвижными и стеклянели, дыхание прерывалось. По уверениям его учеников, самый долгий такой транс продолжался почти шесть месяцев, когда жизнь едва теплилась в нем и служители храма насильно вливали ему в рот немного жидкости. Интересно, что Р. неоднократно наблюдали ведущие психиатры Калькутты, однако неизменно признавали нормальным, хотя и склонным к непомерной религ. экзальтации. В течение мн. лет Р. буквально сжигал себя, постоянно экспериментируя, осваивая различные виды религ. практики, мистич. учения, все формы поклонения божеству. Он поочередно становился то тантриком, то аскетом, то ведантистом, постигая на личном опыте весь спектр школ, сект и толков индуизма и через скрупулезное выполнение всех их предписаний выходя на их сокровенный смысл. Позднее, в зрелые годы, он "пропустил" через себя и др. религии, соблюдая обычаи и предписания ислама и христ-ва. Авторитет его в религ. кругах был к этому времени настолько высок, что духовные наставники различных сект провозгласили его инкарнацией бога. У него появились ученики. В большинстве своем это были люди из состоятельных буржуазных семей, почти все активные члены реформаторского об-ва "Брахмо самадж", к-рых привлекли статьи Р., опубликованные в бенгальских газетах. Характерно, однако, что самым первым его учеником стал неграмотный слуга Лату, "неприкасаемый". А рядом с ним у ног учителя смиренно сидел тот гениальный юноша, к-рый вошел в историю под именем Свами Вивекананды. Последние годы жизни Р. провел в неустанной проповеднической деятельности. Из-за частого перенапряжения связок у него развилась мучительная болезнь (рак горла), приведшая к смерти. 15 авг. 1886, впав в очередной транс, он так и не пришел в сознание. Его тело на следующий день было кремировано на берегу Ганги. Учение Р., излагавшееся в форме притч и бесед, не было зафиксировано им на бумаге; оно дошло до нас в записях учеников и последователей, что обусловило его фрагментарность. Но главное в нем —не стройная система взглядов (в осн. повторяющая известные и ранее положения индуизма), а новизна в подходах к проблемам и идеям. Сложнейшие филос. вопросы изложены предельно доходчиво, ясно и конкретно, с большой долей народного, чисто крестьянского здравого смысла и несколько неожиданного юмора. Главное в содержательной стороне учения — это системный подход Р. ко всем явлениям духовного мира, подход, к-рый можно назвать теорией стадийности. В основе этой теории лежит идея восходящей постепенности религ. постижения, причем на различных стадиях духовного опыта и трансцендентного знания оказываются одинаково верными, казалось бы, взаимоисключающие положения. Так, напр., безличный Абсолют, страшная Кали с прокушенным языком и деревенский идол-чурбан оказываются одинаково верными отображениями Высшего Начала, выполняющими одни и те же функции, но в разных системах координат. На основе этого подхода Р. фактически систематизировал весь индуизм, примирив все его кричащие противоречия тем, что просто развел их на разные плоскости сознания. Более того, благодаря его учению индуизм консолидировался, поглотив
    9508515762441796.html
    9508642557591168.html
    9508755180013439.html
    9508918485183606.html
    9509019592948087.html